Назад

Почему психотерапия должна быть платной и дорогой?

Честный блог о личном опыте психотерапии


Этот текст начался с того, что я свела затраты на психотерапию за этот почти год и поняла – на эти деньги я могла бы прожить неделю в Национальной Галерее в Лондоне (в самой галерее жить нельзя, но можно рядом)/слетать в Индию, Париж и Непал/купить платье от не скажу какого дизайнера и все кеды Converse, которые у меня в закладках на будущее (всех цветов).

Но я все вложила в обучающую программу, личку и интенсив. Более того, денег, которые я вкладывала, у меня не было и продолжает не быть. Я достаю их каким-то магическим образом и мне особенно больно, если я не плачу за несколько сеансов у психолога, а потом закрываю долг.

Поверьте, это очень больно отдавать деньги, которые каждый раз последние

Но я пишу этот текст потому, что поняла простую вещь – никакого моего развития бы не было, если бы это была не роскошь для меня.

Психотерапия – это роскошь. Но это роскошь не в материальном плане, а в плане внимания к себе. И тем более роскошь, что платим мы исключительно за себя и о себе.

Некоторое время в терапии я думала, что это как бы не по-настоящему. Ну близость, ну контакт, ну я чувствую тепло, ну я понимаю, как говорить о своих потребностях, не боясь. Но я же плачу за эту близость деньги – думала я. Это заставляло меня напрягаться каждый раз, когда терапевт говорил, что я ему важна и ценна. И мне было не комфортно принять тот факт, что наше общение закончится, как только у меня закончатся деньги (денег и так не было, но все ж).

А потом я посмотрела на себя в контексте дочери. Она ходит на кружки, часть из которых бесплатна, а часть дорого стоит. И как я реагирую, когда она просит пропустить бесплатный кружок, и насколько я внимательна, чтобы мои деньги она выходила до конца.

А потом я вспомнила маму, которая посещала психотерапевта в государственной больнице. И дело было не в том, как терапевт делал свою работу, а в том, что в этом не было вообще никакой ценности лично для мамы.

Может быть, у нас в мозгу заложена программа, что ценно то, что дорого. Но если разобраться, мое отношение ко многим вещам в жизни часто основывается именно на деньгах, которые я вкладываю. Это касается и образования, и развития, и даже продуктов, которые я покупаю и которые получаю просто так (у меня одной пропадают бесплатные яйца в холодильнике?).

Деньги не всегда равны пользе, но всегда равны желанию эту пользу получить

Я всегда готова платить за качество и за уверенность в том, что не потрачу свое время зря. Из двух вариантов я скорее всего выберу платный, даже если это будет значить, что не выберу ничего (потому что денег нет). Если бы мне предложили бесплатного психолога, уверена, мы расстались бы с ним спустя два сеанса.

Не потому, что он был бы «плохим». А потому, что я бы так и не сформировала ценность для себя и не начала бы ее искать.

Зачем стараться, если все равно получишь?

Зачем идти тяжелым путем, если можно выбрать легкий?

А психика сложна сама по себе. А перемены вообще невозможны в том месте, где легко.

Мне кажется, связи между ценой и качеством в психологии нет. Но есть зависимость от того, насколько человек готов работать, если не платит ничего или платит недостаточно дорого.

Это, наверное, и объясняет такую разницу в цене на услуги психотерапевтов. Психотерапия должна быть дорогой и для среднего класса, и для класса повыше. Это должно быть роскошью и для богатых, и для бедных.

Так формируется связь между дать – взять или делать – сделать  

С психотерапевтом можно ведь просто поболтать – как мы часто делаем, формально. Но никто не захочет просто болтать, если на кону деньги. И со временем все меньше остается желания продолжать прятаться, бояться, ускользать, не входить в контакт и манипулировать, как мы все отлично умеем. Со временем формируется связь «дорого – реально», а значит вы идете к психологу, как на работу для себя, а не просто так. И это по-настоящему, а не как в жизни, где у нас много ролей.

И говорите вы о том, что важно, а не об обычных вещах, о которых можно либо вообще не сказать, либо поговорить с подругами.

Но есть и второй аспект

Психотерапия имеет накопленный эффект, а с каждым месяцем болезненных тем находится все больше. Это становится не просто дорого, это становится очень больно. А обычная реакция человека - от боли сбежать. Спрятать в себе подальше, забыть, отвлечься, не ощущать.

Рано или поздно в психотерапии начинается сопротивление. Вы доходите до глубины, в которую раньше не спускался ни один из вас. И на этой глубине очень тревожно и страшно. И конечно же – хочется сбежать.

Так вот деньги для меня - это еще один аргумент против «бежать». Он не основной, но весомый. Если я уже столько вложила в это все, разве могу я остановиться на середине и не дойти до конца? Если я уже столько посвятила этим раскопкам, не логичнее ли будет таки докопаться до себя?

Психотерапия должна быть дорогой. Желательно, дороже той суммы, которую вы готовы платить без напряжения. Хоть на 100 гривен, но дороже.

Это инвестиция в себя. А инвестировать может только тот, кому есть что вкладывать. Только так можно понять, что в себе есть, что вкладывать, давать и отдавать. В себе много себя, и это большая ценность, о которой я, например, могла бы так и не узнать.

И несколько фактических аргументов

Вы не заболеете, если пропуск придется оплатить.

Вы придете на сессию даже в плохом настроении и депрессивных соплях.

Вы даже со сломанной ногой придете, потому что деньги имеют значение.

Вы будете «работать» настолько усердно, насколько усердно платите.

И, в конце концов, вы не променяете встречу с психотерапевтом на встречу с клиентом или подругой. Потому что клиент будет ждать, и подруга будет ждать, а вот вы себя ждать не будете никогда.

А психотерапия – это встреча не с терапевтом, а с собой. С этого начинается идентификация себя, любовь, уважение и забота о себе. И учат этому деньги. И дорогой терапевт иногда.

Как бы цинично это ни звучало, но иногда свою ценность нужно покупать.   

Поделиться
Отправить
Запинить