Назад

Чем люди занимаются на психологических интенсивах и почему это новый вид отпуска «на всю жизнь»?

Краткий экскурс в то, что происходит на психологическом интенсиве и как после этого жить дальше


Привет, Киев, привет, друзья, которые читают личный опыт и мое путешествие по Переживандии. Напомню – это страна, где всех заставляют переживать, и я так хорошо в ней освоилась, что расширила личную терапию и хожу теперь в группы, учусь и съездила даже на свой первый интенсив (сказал бы мне кто-то 8 месяцев назад, что так будет – не поверила бы).

Так как опыт, полученный на интенсиве, еще не ассимилировался и осел пока на уровне впечатлений от этого всего, глубоких психологических выводов в этой статье не будет. Будет просто рассказ о том, как это – поехать в красивейшее место на земле в Карпаты (вот как на картинке) и перелопатить там всю свою жизнь до 5 родового колена.

Итак, я не ожидала.

То есть я ожидала чего угодно от интенсива, но только не этого всего, потому что там происходило реально все, что может случиться в вашей жизни за год, три года или все десять! И я не шучу!

Интенсив – это лаборатория, где созданы условия для переживания всех эмоциональных состояний, которые возникают у живого человека. Если человек не совсем жив, а эмоциональные реакции у него законсервированы – на интенсиве рушатся стены консервации и человек начинает чувствовать. Если же клиент скорее мертв, ему грозит немедленное оживление, потому что к 6 дню просыпаются даже самые стойкие и твердые.

Как же это происходит?

Три часа групповой терапии, час личной терапии и час лекций в день. В промежутках – сопли, слезы, смех, батут, обнимания и поддержка в количестве 200 человек, каждый из которых каким-то магическим образом становится родным, даже если вы не знаете, как его зовут (у меня вообще память на имена плохая, а на обнимания – очень даже хорошая). И еще дискотека, мастер-классы, игры в карты, армрестлинг, теннис и все, что придет в голову особенно живым – тем, кто уже не в первый раз на интенсиве и имеет иммунитет от немедленной разгерметизации мозга.

А мозг отключается очень быстро. У меня уже в первый час на приветствии, похоже, отключился, потому что включились все нервные окончания, а система дофамин-серотонин-кортизол (ну то есть все гормоны, которые отвечают за хорошее и плохое настроение) начала играть в дурака, и я перестала контролировать, какой гормон победит в следующий час жизни.

Почему так происходит?  

Во-первых, это полевая динамика, а если вы не верите ни в какие сказки про контакт, коннект и телепатию, то сходите, например, на концерт какого-то рок певца на стадион, даже если вы не слушаете рок. На стадионе вы рок начнете не то, что слушать, а любить, тащиться и плющиться начнете. Потому что общая энергия, адреналин, задор и… то самое поле!

Вот на интенсиве точно так же, только слушают не рок, а лучших психологов с многолетней практикой. И то, что они говорят, падает в самое сердце так, будто они точно знают, что именно вы хотите услышать. До сих пор не разобралась, как им это удавалось и почему все утренние лекции так четко объясняли мое состояние накануне, даже если накануне был выходной, и никто на территории Коруны меня не видел.

Краткое описание структуры.

Интенсив проводился на территории Коруны – самого красивого отеля Карпат, куда каждый день съезжались все те, кто не успел поселиться в самой Коруне (к сожалению, там всего 65 номеров, а участников больше 200). Я, например, жила в 5 км и каждый день ездила туда-назад, а на третий день побила машину и дальше ездила (кстати, непонятные вещи творились со многими).

Сам интенсив – это три трехдневки с выходным. Три дня работаем, день переводим дух, потом снова три дня и так до окончания. Сначала я думала, что выходные мне не нужны, но уже в конце второго дня первой трехдневки стало понятно – выходные нужны не потому, что график сам по себе насыщенный и ты постоянно что-то делаешь, прямо как на работе, а потому что скорость реакций, осознаваний, внутренних прорывов, проломов и трещин настолько высокая, что без выходного просто не выжить.

Я, например, все свободное время спала, чтобы хоть как-то уложить то, что в голове не укладывается.

А во сне очень даже укладывается.

И в сердце укладывается. В теле укладывается. В подсознании, наверное, но точно неизвестно. В гормонах, наверное, тоже укладывается. Везде, в общем, куда не достает контроль.

Главное – перестать контролировать то, что происходит.

Отдаться жизни, как говорит Игорь Погодин. Вот на интенсиве это удается даже тем, кто вообще никогда, никому и ничему не отдавался.

Даже самые стойкие теряют контроль и становятся настоящими.

Потому что на интенсиве это безопасно. Во-первых, строгая конфиденциальность. Никто не пересказывает истории, услышанные на группах, а терапевты даже не имеют права называть своих клиентов. У каждого терапевта в личной терапии по три клиента, они участвуют в интенсиве так же, как все остальные, по тому же графику, просто то время, что есть у клиентов на дневной сон, у них расписано под личные сессии.

Во-вторых, само поле интенсива способствуют тому, чтобы вы раскрывались и предъявляли миру свои страхи, слабости, стыд, радости и проблемы.

С утра до вечера.

Утром лекция, которая сама по себе наталкивает на переживания своего личного. После лекции полтора часа групповой терапии с крутейшим тренером (я увидела работу очень многих специалистов и мое глубокое почтение до конца жизни им, это боги от психотерапии). После группы – час личной терапии. Обед и снова группа. После ужина начиналась процесс-группа, где все события и неразрешенные чувства за день укладываются, метафорически, в одеялко, под которым можно хотя бы уснуть. Потому что, повторю, скорость осознаваний и эмоций такая, что уснуть становится решительно невозможно. Процесс-группа для того, чтобы вас хотя бы не мучило ничего острого.

И все друг друга понимают. Все на одной волне, у каждого свои процессы и переживания, но включение – абсолютное. Если вы когда-то посещали групповую терапию, то знаете, что даже если вас не затронула история одного участника, то обязательно затронет рассказ другого. А в целом – каждый участник группы что-то да проявит в вас лично.

Я уже писала о групповой терапии, где рассказала, как именно это полезно. На интенсиве все подтвердилось в десятой степени.

Даже если вы не хотите ничего делать, за вас все сделает пространство.

Интенсив – это, наверное, единственное место, где пахать, доставать и копать не нужно. Нужно просто расслабиться и отдаться процессу.

И не сдерживать слезы, радость, счастье и невозможную энергию, которая неизвестно откуда берется.

Да, несмотря на усталость от переживаний, меня как будто подключили к генератору и уже неделю после приезда я неустанно работаю и рвусь менять вселенную вокруг себя.

А это ошибка.  

Нельзя принимать никаких жизненно-важных решений после интенсива – настоятельно рекомендует Погодин и вся команда психологов. Условно, вы не в адеквате после интенсива и неспособны отчетливо мыслить. Работы это не касается, все, что нужно делать – делается, как прежде. Это касается глобальных вещей, потому что многие после интенсива начинают вдруг понимать, что живут не там, не так и не с теми людьми. А вот это менять – уже глобальное решение.

Поэтому я смирно жду, пока пройдет два месяца и строчу планы, которых стало в три раза больше, чем было.

И на интенсиве я нашла своего нового психолога. Даже трех, но выбрала, как и учит методология переживания жизни – из живота.  

Посмотрим, что из этого выйдет, вернее я напишу об этом в следующей серии моей очень непредсказуемой и насыщенной жизни. До встречи!

Поделиться
Отправить
Запинить
Обучение практической психологии и гештальт-терапии
Гештальт-терапия для счастливой Жизни!
Летний интенсив «Быть живым»